Архив

Март

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Апрель

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30          

Свидетельства очевидцев

Три бессонные ночи

Проходит время, но раны заживают не сразу. Нет-нет, да и напомнит что-то о тех тревожных часах, когда мы встретили бурю века

После уговоров Надежда Палоту все-таки согласилась покинуть дом на машине сына

Для Надежды Палоту, которая живет на Супелузе, 23, таким «ножом» оказалась фотография в газете: джип, разрезающий, словно катер, воду, оставляя за собой волны. Она позвонила в газету.

– Я видела, когда этот снимок делали, – взволнованно сказала женщина. Я сама сидела в этой машине, потому что сын все-таки уговорил меня покинуть дом и выехать в безопасное место. Тогда я не хотела фотографироваться, как, впрочем, и сейчас, – это беда, а не представление. Но думаю, стоит рассказать, что мы пережили в те дни и что не все праздно катались на машинах по воде.

 

Субботний вечер. За окнами гудел ветер, но опасений никаких не возникало: живя у моря часто видишь, как порывы ветра раскачивают деревья, и никакого значения этому не придаешь.

Надежда читала книжку, стараясь справиться с беспокойством, связанным с матерью, проживающей в Белоруссии: в понедельник ей предстояла операция. Чтобы отвлечься, женщина включила телевизор.

– Я часто смотрю украинский канал, – рассказывает она, – вот и в тот вечер рассчитывала что-нибудь интересное увидеть. Шли новости. И вдруг я услышала, что в Эстонии объявлено штормовое предупреждение, надвигается ураган и море затопит Пярну и Хаапсалу.

Телефоны еще работали, и Надежда сразу позвонила сыну, который живет в 25 километрах от города. Но тот успокоил: наводнение, может, и будет, но не стоит из этого делать событие. Ложись, дескать, спокойно спать и не забивай себе голову. Кто же мог тогда себе представить, что произойдет на самом деле?

Но спать уже было невозможно. Ветер усиливался, покрытая жестью крыша звенела и гудела. Надежда периодически поглядывала в окно: воды на дворе не было. Она начала наступать около двух часов ночи: в квартиру торопливо постучала соседка и сказала, что затопляет со стороны санатория.

Женщины бросились будить соседей. Те выскакивали из своих квартир, чтобы успеть отогнать личный транспорт. Многие так и не возвращались, остались ночевать у родственников или знакомых «на суше».

– Нас в доме осталось пять человек, – продолжает Надежда. – Молодая семья, отогнав машину, вернулась и спокойно легла спать. А мы втроем всю ночь простояли на крыльце дома.

В ночь наводнения в доме на Супелузе, 23 были затоплены даже верхние ступеньки высокого крыльца

Надежда обула резиновые сапоги, чтобы, пока не слишком поднялась вода, успеть добраться до флигеля, стоящего во дворе, и кое-какие вещи положить повыше, чтобы не замокли в случае чего. Но едва ступила на дорожку, как поскользнулась и упала в воду. Тут же поднялась и бросилась домой переодеваться. Но когда буквально через три минуты вернулась на крыльцо, пройти во двор в обычных сапогах было уже невозможно: вода была выше колена и продолжала подниматься.

Взволнованные люди со свечками в руках, поскольку электричества уже не было, стояли на крыльце с ужасом видя, как ступеньку за ступенькой покрывает вода. Вместе с ней плыли палки, бутылки, коробки… Одна банка попала между балясинами парапета: ее гоняло туда-сюда водой, она билась, как загнанный в клетку зверь, издавая по двору неприятный звон, раздававшийся как набат. Вытащить ее было невозможно, не оказавшись по грудь в воде.

– В нашем доме очень высокий фундамент и, естественно, крыльцо, – объясняет Надежда. – Это и спасло квартиры первого этажа от затопления, а в подвале все плавало. А вот домик во дворе залило полностью. Там плавало все – и мебель, и холодильник, и все остальные вещи.

Самая высокая вода была с пяти до восьми утра. Смыв огромный мусорный контейнер, она вынесла его к воротам, загородив проезд: о его месте нахождения говорили только буруны, взвивавшиеся на углах «железяки». Но в те утренние часы заезжать во двор или выезжать из него было некому.

Ветер не унимался. От его порывов гремел весь дом, дрожали стены. Надежда сняла с подоконников все цветы, опасаясь, что окно разобьет сорвавшаяся с крыши жесть. Обошлось, лишь от дрожания стен слетела с петель дверка антресоли, за которой находились вентиляционные трубы: вероятно, ремонт крыши два года назад сделали достаточно качественно, а вибрация, вызванная ветром в трубах, была сильной.

После восьми часов вода стала спадать. Люди внимательно наблюдали за всем происходящим, пытаясь угадать тот момент, когда наступит конец страшной ночи. Они заметили, что водяные массы, закрывавшие полностью окна подвала, начали двигаться обратно. Утром приехал сын Надежды Палоту.

– Когда он подъезжал, никаких спасательных работ в нашем районе не проводилось, никто не приезжал и не предлагал эвакуироваться, – рассказывает Надежда. – Телефоны не работали, поэтому кого-то вызвать на помощь мы просто не могли. Страшно было, но мы не боялись погибнуть. Дом наш двухэтажный, до второго этажа вода всяко не дойдет. Сына, ехавшего на машине, остановили полицейские, не пропускавшие никого в приморскую зону. У него довольно высокий джип: в деревне без вездехода не обойдешься. Он знал, что машина пройдет, потому и ехал. Так и сказал остановившим стражам порядка: «Я же не поеду туда, где вода по крышу. А не попробовать не могу: у меня там дом, и мать в нем живет».

Сын привез сухие дрова, что позволило затопить печь, немного просушиться и согреться. Свои-то дровяные запасы хоть и не разбросало по всей округе, благо, лежали они не на улице, а в сараях, но промокли они окончательно: теперь только летом, если жарко будет, высохнут.

– Пока я топила печку, сын вывез одну семью из нашего дома – людей и собаку, – Надежда показывает фотографию. – Кстати, этот снимок в актуальной камере показывали, будто их спасатели вывозили. Потом нам позвонили по мобильному телефону знакомые, которые живут возле колледжа. Они пытались вызвать спасателей, но те не смогли «доплыть» до их дома: там вода была еще выше. Люди же, оставшиеся без тепла и света, больше не могли выдержать – они замерзали. И сын поехал к ним на выручку: вывез всю семью, едва сам не оказавшись в воде, поскользнувшись, когда выносил на руках из дома девушку. Сама я уезжать не собиралась, паники не было, думала, все-таки отсидеться.

Но днем, когда сын вернулся со спасательных работ, ветер снова усилился, и вода стала подниматься. Он и уговорил Надежду покинуть все-таки дом. Тогда вместе с морозилкой, забитой замороженными запасами, Надежда перебралась к подруге. Домой вернулась только к вечеру.

Несмотря на усталость и впечатления только что закончившегося дня, уснуть не удавалось. Так и сидела без света, погруженная в собственные думы и переживания. Хотя, собственно, не в темноте сидела.

– Кругом вода, фонари не горят, а по дороге, словно свадебные кортежи, разъезжают любопытные, – недовольно вспоминает Надежда. – И вся квартира освещается светом фар их машин. Сплошным потоком! Неужели не понятно им было, что проехать невозможно, ведь все впереди едущие машины возвращались? Так нет, все равно ехали и ехали. Свет и шум моторов, какой тут сон!

А в понедельник пришло печальное известие: мама операцию не вынесла. Надо было срочно ехать в Таллинн, выправлять визу, а потом ехать на похороны. Надежда слышала, что из-за урагана закрыты дороги на Икла. Понятно, беспокоилась сильно, собирая вещи в дорогу. Так и копошилась в темноте, вытаскивая из шкафов необходимое и укладывая дорожную сумку.

И вдруг весь двор осветился фарами. Первая мысль – опять любопытные местность исследуют. Выглянула в окно, а там ходят люди и высвечивают что-то фонариком.

– Что вам надо около нашего дома? – спросила она непрошеных гостей.

– У нас сработала сигнализация на втором этаже, – ответили из темноты.

– Дверь наружная закрыта?

– Закрыта!

– Ну, значит, нет никого чужого. Здесь только я одна осталась, и сигнализацию я не трогала. Видимо, просто замкнуло где-то, – Надежда и впрямь была удивлена: света третьи сутки нет, а у них «сигнализация сработала».

– Нам все равно нужно проверить, – убеждали снизу.

– А может, вы мародеры, откуда я знаю? – не сдавалась женщина, но, хотя документов мужчины и не предъявили, убедила форма сотрудников охранной фирмы. Она отперла наружную дверь. Охранники зашли в дом, покрутились, ничего не обнаружили и ушли. До утра оставалось несколько часов.

На Ригу Надежде выехать все-таки удалось – дорогу очистили от завалов. Но ее поразил придорожный лес: словно огромная сила ножом перерезала стволы на протяжении многих километров. Особенно сильно пострадал лес в районе Выйсте. Глядя на такую картину, совсем иначе представляет себе трагедию даже тот, кто оказался в самом центре ее событий.

Прошел почти месяц с той страшной ночи. Теперь каждую свободную минуту пострадавшие используют для того, что привести в порядок попорченное водой хозяйство. Зайдешь во двор, а там – субботник настоящий: убирают мусор, обдирают с промокших домов обшивку, требующую замены. На улице холодно, не лето ведь, не так скоро высохнут намокшие стены и полы. Даже каменное крыльцо дома на Супелусе, 23 до сих пор хранит следы границы затопления.

Рассказ записала

Татьяна ИЛЬИНА

04.02.2005

Комментарии читателей

Ваши комментарии

*Ваше имя:

Email:

Заголовок сообщения:

*Текст сообщения:

Курсы валют

EUR 15.6466

USD 12.9632

RUR 0.45994

Погода

Rambler's Top100