Архив

Март

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Апрель

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30          

Летняя столица

Музыка без границ

Фестиваль «Игра в бисер», который проходит в Пярну с 8 июля по 6 августа, не первый год радует любителей старинных и современных мелодий. Художественный руководитель Пеэтер ВЯХИ рассказал, что примечательного ждет нас в рамках фестивальной программы этого сезона

Масонская музыка

– Фестиваль открылся концертом «Масонство в музыке», – рассказывает Пеэтер Вяхи. – Несколько лет я думал, что эта идея может быть интересной, так как многие великие композиторы были членами масонских лож или орденов. Например, сын Иоганна Себастьяна Баха Иоганн Кристьян, Леопольд Моцарт, Гайдн, вероятно, Бетховен, Пуччини и политик и ученый Бенджамин Франклин. Поскольку в этом году исполняется 300 лет со дня рождения Франклина, и 250 лет со дня рождения другого великого масона – Моцарта, мы решили эту тему использовать.

В прошлом году мы завершили фестиваль «Реквиемом» Моцарта. «Реквием» считается последним его произведением, но на самом деле самым последним была «Малая масонская кантата», которую Моцарт создал за месяц до смерти. И, по нашим сведениям, на открытии фестиваля состоялась премьера кантаты в Эстонии.

Об идее концерта рассказывает генеральный директор Национальной оперы «Эстония» Пауль Химма:

– Мы знаем много церемониальной музыки. Например, "Свадебный марш" Мендельсона, церковные песнопения, военные марши. Церемониальная музыка масонов исполнялась на собраниях. Скрипичный концерт Сибелиуса, прозвучавший на открытии фестиваля, не относится в прямом смысле к масонской музыке. Все знают, и даже оркестры играют «на бис» его сочинение «Финляндия». В Финляндии оно вообще считается вторым национальным гимном. Сибелиус сделал специальную аранжировку этого произведения для мужского хора, поскольку членами масонских лож обычно были мужчины. И это произведение как «Ода братству» было включено в отредактированный вариант скрипичного концерта и впервые исполнено в Нью-Йорке в 1950 году. Поскольку у нас есть интересный партнер Андрус Хаав, который также является концертмейстером Финской национальной оперы и хорошо играет этот скрипичный концерт, мы решили исполнить именно это произведение Сибелиуса. Кроме того, на концерте звучали произведения Моцарта. Дирижировал Арво Вольмер, и этим концертом хор и оркестр Национальной оперы «Эстония» завершил концертный сезон.

Три линии

– В этом году фестиваль проходит в одиннадцатый раз, и уже   выработалась идея, которая идет от названия романа Германа Гессе «Игра в бисер», и принципы, по которым мы строим программу фестиваля, – продолжает Пеэтер Вяхи. – Один из них заключается в том, что мы приглашаем на фестиваль исполнителей на необычных инструментах. Например, у нас был Стефан Пальм из Германии, который играл на клавесине с педалями, как на органе. Два года назад исполнялся концерт для диджериду и симфонического оркестра (диджериду – это примитивная труба австралийских аборигенов). В прошлом году исполнялся концерт Пиацолы для бандеона с симфоническим оркестром. Бандеон похож на русскую гармошку, и такое филармоническое прочтение этой музыки – довольно редкий случай.

Вторая линия фестиваля – это «странные» композиторы. Странные в том понимании, что они известны в какой-то другой области. Например, два-три года назад исполнялась музыка философа Фридриха Ницше. В этом году такой личностью является Бенджамин Франклин. Мы его знаем как политика, ученого, общественного деятеля (он изображен на стодолларовой купюре). Но мало кто знает, что Бенджанмин Франклин сконструировал стеклянную гармонику.

Выглядит она весьма любопытно: стеклянные чаши разных размеров густо нанизаны на длинный вал, проходящий вдоль полукруглого деревянного желоба. Внутрь желоба наливали воду и вращали вал. При игре руки постоянно смачивали, и от трения мокрой кожи по мокрому стеклу рождались звуки.

На протяжении почти ста лет стеклянная гармоника входила в состав симфонических оркестров. Специально для нее и струнного квартета, флейты и т.д. писали свои произведения Гайдн, Моцарт и другие композиторы. Потом пошел слух, что звук этого инструмента влияет отрицательно на исполнителя и слушателей, и многие музыканты закончили свою жизнь в психиатрических клиниках. Тогда этот инструмент был забыт почти на два столетия. А в наши дни интерес к нему снова пробудился. Бенджамин Франклин на нашем фестивале представлен как самодеятельный композитор. На стеклянной гармонике в мире играет очень мало музыкантов, и самый известный из них, Томас Блох из Франции, даст концерт 23 июля.

Третья линия нашего фестиваля – такие композиторы и такая музыка, которые имеют не только музыкальную основу, но и определенную эстетику, философию. Таким примером служит концерт «Конец времени композиторов». Исполнителями являются московский камерный оркестр Opus Posth под руководством скрипачки Татьяны Гринденко. И немаловажной фигурой этого концерта является московский композитор и идеолог Владимир Мартынов.

Пару лет назад он написал книгу «Конец времени композиторов», и она произвела фурор. Суть этой книги основана на идеях Гегеля и Хайдеггера и заключается в том, что в мире существует два типа музыки: композиторская и некомпозиторская. Некомпозиторская музыка – это фольклор, многие импровизации в стиле джаз или индийский регги, а также часть средневековой музыки – григорианские хоралы и т.д. Мартынов говорит, что это ненормально, когда с XV-го до середины XX-го века самым главным для композитора было не создание красивой музыки, а желание особо подчеркнуть авторство. Он считает, что пришло время завершать композиторскую эпоху и идет к первоначальным принципам, не боясь, что его обвинят в эпигонстве. Поэтому он свободно включает в свою музыку произведения Иоганна Себастьяна Баха, Вивальди, Арво Пярта и Мендельсона. В его сочинении «Времена года», которое прозвучит 29 июля, его музыка переплетается с музыкой этих композиторов, что иллюстрирует им написанное.

Мелодии и ритмы

– Интересным мне представляется концерт «Византийский ритуал», который состоится 18 июля, – продолжает рассказ Пеэтер Вяхи. – Мы не очень часто приглашаем ансамбль Jouissance из Австралии, поскольку с его приглашением связаны большие трудности. Коллектив использует огромное количество ударных инструментов, в том числе комплект колоколов, – и все это весит примерно две тонны. Но мы их привозим второй раз, потому что в их творчестве соединяются разные линии и идеи. В этом ансамбле есть сопрано Дебора Кайзер и бас-баритон Ержи Козловски. Это исполнители старинной музыки. Другие музыканты – контрабасист Ник Циавос, Анне Норманн, играющая на японской бамбуковой флейте шакухачи, а также ударник и исполнитель на колоколах Пеэтер Невилль - как из разных миров. Здесь вроде бы соединяются византийская, австралийская, японская и западноевропейская культуры. Можно подумать, компот получается. Но музыкальные критики восхищаются, в первую очередь, тем, как люди с высоким вкусом могут соединить несоединимые вещи. На концерте звучит ритуальная музыка, тексты датированы VI столетием, но имеют более глубокие корни и посвящаются святой Деве Марии.

Хотелось бы отметить завершающий концерт фестиваля «Три поколения Моцарта», который состоится 27 июля. Мы все знаем Вольфганга Амадея. Многие из нас знакомы с творчеством его отца Леопольда. Но мало кто слышал о сыне Вольфганга Амадея – Франце Ксавере. Если   слушать по одной сонате, я не   уверен, что мы сможем узнать, кто есть кто – так они похожи друг на друга. Сын и отец Вольфганга Амадея были великими композиторами.

И еще интересен концерт Токийского филармонического хора, который пройдет 16 июля. Это хор номер один во всем регионе Дальнего Востока. Я попросил, чтобы в программу концерта были включены народные песни Филиппин, Индии, Японии и северного острова Японии – Хоккайдо.

На концерте прозвучит также произведение Vox nature – «Голос природы», автором текста   является Лукреций. Лукреций выработал такую теорию, что звук – это субстанция, состоящая из атомов, и разнообразию звуков мы обязаны разнообразием звуковых частиц, которые внедряются в наши уши. А композитор Муррай Шафер пошел дальше и разделил хор на три части. Одна из них высказывает идеи Лукреция, вторая – с другой стороны зала – спорит с ним, а третья из-за кулис вообще дает эхо.

Как художественный руководитель я обычно не включаю свою музыку в программу фестиваля. Но за одиннадцать лет существования фестиваля это третий случай. В программу концерта я включил кантату, написанную по заказу японского хора, премьера состоялась в прошлом году в Токио. Текстом произведения стали поэтические формы хайку, созданные известным поэтом Басе. Я написал кантату для хора и японской бамбуковой флейты шинобуе. В хоре обычно звучит четыре группы голосов: сопрано, альт, тенор и бас. Я разделил хор на 16 голосов – с таким произведением редкие хоры в мире могут справиться, но высокопрофессиональный Токийский хор исполняет эту кантату замечательно.

Нет преград

– Через несколько лет после того, как мы организовали фестиваль, выяснилось, что пригласить японский хор или ансамбль из Австралии для одного концерта   нерентабельно не только в художественном смысле. Это расточительство не только денег, но и времени музыкантов. Поэтому концерты фестиваля, кроме Пярну, состоятся в Таллинне, Тарту, Йыхви, Вильянди, Курессааре и Нарве, – говорит Пеэтер Вяхи. – Может быть, это немного коммерчески звучит, но эстонская аудитория слишком мала для того, чтобы приглашать сюда исполнителей из далеких стран. Поэтому уже второй год мы даем концерты и в Риге.

Вот такую «Игру в бисер» в рамках фестиваля разыграют перед жаждущими необычных переживаний слушателями музыканты разных стилей и направлений. Остается добавить, что концерты фестиваля ежегодно пользуются успехом у многочисленной публики. Не пропустите возможность услышать нечто особенное и вы.

Елена Леэтмаа

14.07.2006

Комментарии читателей

Ваши комментарии

*Ваше имя:

Email:

Заголовок сообщения:

*Текст сообщения:

Курсы валют

EUR 15.6466

USD 12.9632

RUR 0.45994

Погода

Rambler's Top100