Архив

Март

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Апрель

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30          

Где наши не пропадали

Повороты судьбы

После восстановления независимости Эстонии тысячи людей покинули нашу страну и обосновались в России. Спустя четырнадцать лет наш сегодняшний собеседник Тамара ЛОГИНОВА впервые вернулась в знакомые края, чтобы повидаться в Пярну и Синди со своей родней. Предлагаем вашему вниманию рассказ о том, как складывалась на исторической родине жизнь этой женщины и ее семьи

– Что тогда, много лет назад, сыграло в вашем решении главную роль? Наверно, не так просто было бросить все и начинать жизнь сначала?

– Мы покинули Синди, где тогда жили, в 1992 году. Не у нас одних в то время стоял вопрос: уехать или остаться. Мы не думали тогда о гражданстве и безработице, о том, что такие проблемы могут возникнуть. Больше всего волновались за своих детей. Сын тогда только пришел из армии, дочь училась в 9-м классе. Мы не видели никаких перспектив для них, будущее только пугало, и для нас это оказалось решающим.

– Вы вернулись в город, где жили раньше, до приезда в Эстонию?

– Нет, мы отправились в совершенно незнакомое место. Мы не искали легкой жизни, а были убеждены: если найдем работу, то все остальное приложится. Уехали мы не одни, а вместе с двумя семьями наших друзей. Поэтому все трудности, которые встречались, делили на всех, а рядом всегда были люди, способные понять тебя и войти в положение. Мы заключили договор с одним из колхозов Псковской области. Там получили жилье – довольно приличные коттеджи с приусадебными участками. Кстати, кроме нас, туда приехало много семей не только из Эстонии, а также из Латвии, Литвы и Чернобыльской зоны. Колхоз этот рассчитывал с помощью приехавших восстановить свою деятельность и поправить финансовое положение, а потому в договоре было записано условие, что по два человека из каждой семьи должны отработать в животноводческом комплексе не менее двух лет.

Муж с сыном уехали в марте, а мы с дочкой задержались до июня, пока закончится учебный год. Приехали, а наши мужчины уже и на работу устроились, и огород засадили.

– В Эстонии в те годы ходили упорные слухи, что в Псковской области хозяйства репатриантов из Прибалтики местные жители «раскулачивали», что не нравились им ухоженные огороды с парниками…

– Мы, живя здесь, в самом деле, научились вести хозяйство по-эстонски: разбивать ровные грядки, строить парники, засаживать газоны. И мой муж первым делом вспахал участок возле дома и построил парник. Но никто никогда там ничего не ломал, хотя смотрели с удивлением. Да разговоры про мужа ходили, что, мол, появился какой-то странный мужик: вечером приехал, а к утру огород засеял. Местные жители еще только пробуждались от «зимней спячки», никто так рано и не начинал работ на своих участках.

– В общем, можно сделать вывод, что жилось вам на Псковщине хорошо?

– Нормально жилось. Я – человек контактный, быстро с людьми схожусь. Да и вся семья у нас такая. Мы быстро познакомились с приехавшими из других стран и довольно дружно жили, да и с коренными псковичами не ссорились. Хотя по договору только двое из семьи должны были работать в колхозе, мы туда устроились втроем, только дочка продолжала учиться в школе. А после того, как закончились обязательные годы договорной работы, нам разрешили приватизировать дома. Но еще через год положение в колхозе стало совсем бесперспективным, и мы вновь задумались о судьбе детей: им надо было учиться и получать профессию. И потом я пришла к выводу: уж если колхоз собрался восстанавливаться за счет приезжих, то легко можно получить и представление о надежности местных жителей. В общем, посоветовались с друзьями, вместе с которыми уезжали из Эстонии, и решили коллективно отправиться на Кубань, откуда родом была одна из нас. Поскольку дома уже были нашей собственностью, мы их продали, чтобы на вырученные деньги купить жилье на новом месте. Купили на Кубани отдельные домики и вот уже 11 лет в них живем, по-прежнему соседствуем друг с другом.

– Не страшно было на новом месте, ведь все непривычное – и порядки, и люди?

– Нет, мы вообще-то к переездам привыкшие, ведь и в Эстонию мы приехали не из родительского дома, до этого немало ездили по стране. Знаете, я когда-то жила в большом городе – в центре Красноярска. Но мне всегда хотелось обосноваться в маленьком городке, где не надо часами добираться до работы, толкаться в общественном транспорте и выстаивать огромные очереди. А тут, все оказалось таким, о каком я мечтала. Хотя мы и приехали в марте, на грядках уже зеленела петрушка. Вот сейчас, когда я уезжала сюда, там уже отцвели сирень и каштаны, а здесь – цветение в самом разгаре. Меня покорило обилие зелени и покой станицы, в которую мы приехали. Называется она Ленинградская и находится в северной части Кубани, ближе к Ростову-на-Дону. Город по размеру примерно такой же, как Пярну, только много частных домов, и все они широко разбросаны. Я, как только увидела ее, сразу поняла – это мое. И позже не разочаровалась. Сейчас я работаю в больнице сестрой-хозяйкой и очень довольна: много общаюсь с людьми. Правда, рост зарплаты не успевает за ростом цен на продукты и коммунальные услуги, у вас с этим значительно лучше, но выкручиваемся: одни находят дополнительную работу на предприятиях, другие – открывают свое дело. Что лишний раз подтверждает: плохо живет тот, кто не хочет работать.

– А работу нашли легко?

– Нет, конечно. Те профессии, которые у меня были, там применить было негде. Здесь я работала на ткацкой фабрике, а там вообще нет легкой промышленности. Но не я одна находилась в такой ситуации. В то время из многих бывших республик Советского Союза люди русской национальности искали себе новое место жительства – так сказать, «место под солнцем». На Кубань заехали нефтяники, которым там тоже работы по специальности было не найти. Но мир не без добрых людей: всегда находится человек, готовый посоветовать и помочь. Входили в наше положение и руководители предприятий. За все время, пока мы устраивались, ни разу не пришлось услышать обидных слов: «Уезжайте туда, откуда приехали, здесь вы не нужны».

– Вам не хотелось вернуться в Эстонию?

– Я не могу не стремиться сюда, ведь здесь живут две моих сестры. Они-то и организовали нынешнюю нашу встречу, чтобы я могла приехать с Кубани, а еще одна сестра – из-под Нижнего Новгорода. Пока были живы родители, мы съезжались к ним на семейные торжества. В нашей семье было пятеро детей, и у всех дни рождения в июне. Вот мы и решили собраться именно в этом месяце, поскольку у двоих сестер – юбилеи. Но, честно говоря, это скорее повод, а не причина. На самом деле мне действительно хотелось увидеть места, где я жила, встретиться с людьми, которых знала.

– И каким вам показался город?

– Он очень изменился за эти годы. Многие места кажутся незнакомыми: столько новых современных строений. Мы здесь только четыре дня, поэтому не все еще успели увидеть. Но когда я гуляла по Синди, меня узнавали люди на улице. Было так приятно, что не забыли! Подходили, расспрашивали, как мы там, в России, устроились, как живут наши общие знакомые – те, что уехали с нами вместе. А вчера мы ходили на концерт, который проходил в центре культуры санатория «Тервис», там выступал синдиский хор «Славяночка». Мне очень понравилось! От их песен у меня не то что мурашки по коже бежали, а до слез я растрогалась! В репертуаре хора все песни, которые я знаю и сама при случае пою – это песни нашей молодости. Я ведь очень люблю петь, и, говорят, голос у меня есть. В нашей станице тоже есть Дом культуры, а в нем разные вокальные коллективы. Но у них совершенно незнакомый, чужой, репертуар, поэтому я не захотела там заниматься. Только когда собираемся своей компанией, поем любимые песни. Знаете, если бы четырнадцать лет назад я знала, что в Синди будет такой хор, и я смогу в нем участвовать, это, думаю, могло бы меня если не остановить, то задержать в Эстонии.

– От Кубани до Пярну путь далекий. Решитесь ли еще раз сюда добираться?

– А почему бы и нет? Но только сложно сюда приезжать. Сестры, спасибо им огромное, и вызов прислали, и с билетом помогли. Но вот визу оформлять надо было самим, а сделать это можно только в Москве. Мы с сестрой, ехавшей из Нижнего Новгорода, встретились и во вторник отнесли документы в Эстонское консульство. И там нам заявили, что прийти за визой мы должны в понедельник. Как мы слышали, некоторым и по десять дней, и по две недели приходится ждать. А где ночевать? Это никого не интересует. Нам еще повезло: через знакомых нашли женщину, которая согласилась нас у себя приютить на это время. Да в консульстве к нам все-таки отнеслись с пониманием, когда мы объяснили, что спешим к сестре на юбилей, который состоится в субботу: пошли навстречу и сказали приходить за визой в пятницу. Вот такие трудности могут стать причиной отказа от поездки. Но мы очень надеемся, что Россия и Эстония уже в ближайшее время договорятся, и ситуация с въездом россиян сюда улучшится.

– За все это время вы ни разу не пожалели, что уехали?

– Может, это приходит с возрастом, но почему-то начинаешь верить в существование некой неземной силы, оказывающей влияние на все происходящее. Значит, судьба такая у нас – жить на Кубани. И я этим довольна.

Беседовала Татьяна ИЛЬИНА

09.06.2006

Комментарии читателей

Румба Геннадий 19.10.2006 12:47

Город Синди

Очень интересно было прочесть статью о встрече сестер которых раскидала судьба по разным городам,
Да и мне с моей семьей хотелось бы переехать жить в Эстонию в город Синди. Сам я родился в России, но судя по моей фамилии родня у меня должна быть в Эстонии, помню лишь в детстве у меня были лыжи производства города
Пярну, если есть возможность отыскать моих родственников буду очень благодарен. О себе Румба Геннадий Геннадиевич родился 26 февраля 1969 года, отец мой Румба Геннадий Иванович родился в 1935 году примерно, так как он развелся с моей мамой более 30 лет назад и я о нем больше ничего не знаю

Ваши комментарии

*Ваше имя:

Email:

Заголовок сообщения:

*Текст сообщения:

Курсы валют

EUR 15.6466

USD 12.9632

RUR 0.45994

Погода

Rambler's Top100