Архив

Март

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Апрель

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30          

Исследуем проблему

Противостояние

Как могло случиться, что бесценный памятник архитектуры XVIII века сначала хотели снести, потом полностью запутали документацию, а теперь – вовсе не желают о нем говорить?

По высочайшему повелению

Императрица Екатерина II приняла престол в 1762 году, а еще через год надумала самолично посмотреть, как идут дела в прибалтийских губерниях. Летом 1763 года она сошла по корабельному трапу в Балтийском порту (г. Палдиски) и дальше на карете отправилась в Ригу. Путь императрицы лежал через Пернов, где было намечено сделать остановку и переночевать.

Екатерининская церковь, построенная более двух веков назад, в 2005 году была признана самым красивым зданием города

Местная знать прекрасно подготовилась к встрече высокопоставленной гостьи. С цветами и музыкой ее проводили к дому купца Моора (Рюйтли, 23), где для нее были приготовлены комнаты. Вечером был дан банкет и бал. Прием Екатерине II очень понравился, и в знак благодарности она пообещала построить в Пернове церковь за счет казны.

Через некоторое время «для сочинения чертежей и сметы» церкви в Пернов был послан архитектурии помощник Петр Егоров. 13 октября 1763 года сочиненные им проект и смета были представлены в Канцелярию строений на рассмотрение.

К строительству было решено приступить в 1764 году, в связи с чем комендант города Пернова обратился к Екатерине II с просьбой выделить необходимую сумму, по примерным ценам, всего 16 347 рублей 62,5 копейки.

Проект церкви был «высочайше утвержден» только в 1765 году. «Для построения в Пернове церкви» сюда был прислан заархитектор Иван Яковлев и «разного художества люди». В 1768 году строительство церкви Успения пресвятой Богородицы (теперь ее называют Храмом святой Екатерины) было закончено.

Эта церковь стала образцом для возведения в Прибалтике культовых учреждений. В документе за 1779 год сообщается, что проект ее был «высочайше апробирован и против оного строить повелено и в прочих здешних городах». В конце XVIII века по образцу пярнуской была построена православная церковь в Тарту («с увеличением отдельных параметров и плана Пярнуской церкви») и церковь в Курессааре («з гораздым уменьшением ее величины»). Знаменитая соборная церковь Петра и Павла (проект С. Зеге), созданная в Риге во второй половине XVIII века, также строилась по «перновскому» образцу.

Руками великого мастера

Чувашская национальная автономия Санкт-Петербурга объявила 2006 год годом знаменитого архитектора, живописца и графика Петра Егорова – в связи с 275-ой годовщиной его рождения. Не случайно с этой инициативой выступили в городе на Неве: именно там находятся созданные им строения, которыми люди не перестают любоваться. Это Мраморный и Зимний дворцы, здание Главного штаба на Дворцовой площади, Смольный монастырь, ограда Летнего сада. Пярну повезло, что здесь красуется храм, построенный по проекту Петра Егорова и имеющий не меньшую ценность как памятник архитектуры, чем петербургские шедевры. Лишним подтверждением этому могут служить результаты опроса, проведенного осенью прошлого года среди пярнусцев и гостей города: Екатерининская церковь была признана самым красивым зданием.

...В малолетстве при обстоятельствах, которые остались до сих пор невыясненными, мальчик из глухой чувашской деревушки попал в семью сподвижника Петра I, генерал-майора артиллерии князя Егора Леонтьевича Дадиани. В доме князя Петр прожил до 24 лет. Здесь он впервые приобщился «к художествам», был обучен рисованию, живописи, основам архитектуры. Фамилию Петр получил по имени своего крестного отца – Егоров.

Князь не только дал ему имя, но и первоначальное образование, помог поступить в архитектурную школу. Без рекомендательного письма князя «чувашенин» в те времена даже не мог быть допущен к приемным экзаменам.

Архитектор Петр Егоров – автор проекта пярнуской церкви Успения пресвятой Богородицы, многих санкт-петербургских дворцов и решетки Летнего сада

В 1750-е годы Петр Егоров жил в Петербурге в семье Баккара Багратиони, сына «ученого царя» Вахтанга VI. Как свидетельствуют документы, он был «взят у грузинского царевича Баккара» для выполнения живописных работ в Оперном доме, строительство которого велось по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны. Возможно, именно тогда зародилось в нем «ревностное желание учиться архитектуре».

В марте 1755 года Петр Егоров подает челобитную на имя императрицы с просьбой принять его «архитектурной науки учеником» в школу при Канцелярии от строений в Петербурге. После «апробации» 14 апреля он был зачислен учеником 1-го (высшего) класса. Это было лучшее учебное заведение того времени, дававшее специальную подготовку. Сначала он учился у С. А. Волкова, предполагаемого создателя гранитных набережных Невы, затем – у великого Ф. Б. Растрелли. В течение десяти лет он имел возможность близко наблюдать творчество выдающегося архитектора Ж. Б. Валлен-Деламонта, начавшего первым в России строить в стиле классицизма.

Создание в 1763 году проекта церкви в Пернове было первой серьезной работой Петра Егорова. Но уже тогда именитые архитекторы давали ему такую характеристику: «В знании своего дела во архитектуре, как в сочинении планов и фасадов, так и в практике весьма знающ».

С 1766 года Егоров возглавляет школу при императорской конторе строений. Около тридцати пяти лет своей жизни он посвятил архитектуре. Егоров считается одним из талантливейших архитекторов второй половины XVIII века, обладавшим своеобразной творческой индивидуальностью. Его проектам свойственна простота, изящество, ясность и целостность композиции, строгая пропорциональность, благородство рисунка – лучшие черты архитектуры русского классицизма.

Росчерк пера

О том, как жила Екатерининская церковь в последние десятилетия, мне рассказал Ильмар Вихманн, который в течение 43 лет работает в Совете церкви и занимается всеми ее хозяйственными проблемами.

В мае 1963 года в Екатерининскую церковь приехал новый священнослужитель, отец Владимир (в миру Юло Касекюлль), который был направлен сюда тогдашним митрополитом Эстонии Алексием (ныне Патриарх Московский и всея Руси).

Во дворе церкви стояло принадлежащее православной общине строение, больше похожее на разваливающийся сарай, хотя и числилившееся как жилое. В те годы церковь была отделена от государства, а потому обращаться за помощю в какие-либо городские службы не имело смысла. Поэтому священник сделал своими руками ремонт «сарая» и в ноябре 1963 года перебрался жить на первый этаж здания. Но закон обязывал его прописаться. Когда же отец Владимир обратился в домоуправление, ему в прописке отказали. Мотивировали это тем, что «дом вычеркнут из жилищного регистра как непригодный для проживания и восстановлению не подлежит», а потому нет никакой возможности кого-либо сюда прописывать. С трудом уговорил отец Владимир чиновников прийти на место и убедиться, что в отремонтированном здании можно жить. Каково же было удивление «домоуправцев», когда они увидели восстановленное церковное строение. Но радоваться никто не стал. Напротив, священнику предъявили претензии, что он посмел что-то сделать без ведома чиновников. Однако отец Владимир не требовал компенсировать ему средства, потраченные на ремонт, а потому чиновники, немного подумав, его все-таки прописали в доме. Правда, для этого пришлось восстанавливать здание на плане города. В церковный двор были посланы измеряющие из инвентаризационного бюро, которые 28 декабря 1963 года внесли на чертежи новые размеры территории, принадлежащей церкви. Под документом подписались инженер Х. Рейленд и контролер Л. Корб.

Как же случилось, что имущество церкви было исключено из регистра?

К 50-летию Октябрьской революции, которое отмечалось в 1967 году, городские партийные и административные власти решили построить новое здание театра на центральной площади города. Готовиться к этому начали задолго до юбилея: те, кто жил в Пярну в начале 60-х годов, прекрасно помнят, что строительство нового здания театра велось лет 6-7.

Внутреннее убранство церкви соответствует ее внешнему облику. Особенно интересен и оригинален по решению иконостас, покоряющий изысканностью и благородством форм

И тут возник вопрос: может ли рядом с советским учреждением культуры находиться культовое строение? Конечно, не может! Надо что-то предпринимать. Переносить стройплощадку театра на другое место никто не хотел. Тогда в чью-то «умную» голову пришла мысль: «ликвидировать здание церкви и принадлежащие ей строения». И снесли бы, потому как настроены были решительно. Что помешало, история умалчивает, хотя, возможно, в партийных архивах и можно было бы найти какие-то подтверждения и разъяснения, но до них не добраться. Слава Богу, предложение осталось только на бумаге, а до дела не дошло: и церковь, и вспомогательные здания стоят до сих пор.

Однако ретивые «ликвидаторы» из горкома партии незамедлительно сообщили о своем намерении "сигнализировать" в инвентаризационную службу, а там усердные чиновники, не долго думая, вычеркнули церковь из регистра существующих зданий. А потом вообще забыли, чего хотели и чего натворили. Только Совет церкви продолжал добиваться административно-хозяйственного восстановления. В конце концов, на балансе у домоуправления оказались сама церковь и туалет во дворе, а жилой постройки – как и не бывало.

Гаражи у церкви

О ценности архитектурного объекта задумывалось, похоже, только Республиканское управление реставрации. В 1976 году оно заказало проект восстановительных работ, в ходе которых собиралось привести в порядок, как церковную ограду, так и входящие в ансамбль церкви вспомогательные строения. Проект был согласован со всеми необходимыми инстанциями, а одобрение городских властей получил в декабре 1978 года.

– В период подготовки проекта я ходил к первому секретарю горкома партии Таммеорг, – рассказывает Ильмар Вихманн. – Мы считали, что до начала реставрации нужно как-то восстановить вычеркнутые из регистра строения. Однако, как это ни прискорбно, секретарь даже не стала меня слушать, а выставила из кабинета, потому как хозяйственными вопросами церкви горком партии не занимался.

В период разработки и согласований проекта восстановления, весной 1977 года, пярнуский горисполком выдал разрешение на строительство на церковной территории двух гаражей, которые должны были стоять на месте якобы не существующей жилой постройки. А апреле 1979 года, когда стали восстанавливать ограду, послали письмо в Реставрационное управление с обязательством реставрационные работы прекратить. О том, что горисполком четыре месяца назад сам же дал разрешение на проведение работ, уже забыли. Через месяц город предложил продолжить работы, но не по проекту, а по эскизу, сделанному в городском отделе архитектуры. На это не согласились реставраторы.

Дело дошло до Государственного комитета по строительству, из которого в Пярнуский горисполком было направлено письмо с требованием разъяснить ситуацию. Вопрос как раз и заключался в том, что своим решением о строительстве гаражей горисполком позволял занимать часть территории, находящейся под охраной государства. В конечном итоге на церковной земле все-таки построили дровяной сарай, намереваясь позже у ограды поставить гараж. Но эту землю все-таки удалось отвоевать.

И снова бой…

Вот и получается, что уже более сорока лет идет война за 7,2 квадратных метра земли. В архивах существуют первоначальные планы построек, на которых прекрасно видно, где проходит граница участка, принадлежащего церкви. Кроме того, 15 июля 1949 года здания церкви и жилого строения были очень точно вымерены дипломированным инженером Сергеем Цветковым, отец которого, Николай Цветков, прослужил настоятелем Екатерининской церкви 32 года. И на этом плане граница участка проходит точно там же, где и на первоначальном. Эти чертежи находились в Регистре зданий Пярнумаа до ликвидации этого учреждения, а сейчас полный комплект проекта находится в Службе надзора за строительством отдела планирования горуправы. Кто, когда и зачем вносил изменения в чертежи, не согласовывая это с церковью и даже не ставя ее в известность, мы не знаем.

Настоятель Храма святой Екатерины протоиерей Николай Головастиков очень обеспокоен отношением городских властей к церкви

19 февраля 2003 года мэр Вяйно Халликмяги сообщил, что городская канцелярия начала корректировать форму собственности здания церкви (письмо ГУ от 19 февраля 2003 г . №1-4.1-6/620-1), и что заказаны новые замеры здания и территории церкви. Наконец 28 сентября 2004 года на расширенном заседании городского собрания было решено передать общине Екатерининской церкви недвижимость и землю в бесплатную аренду на 33 года.

– Мы, уж было, свободно вздохнули, – признается Вихманн, – очень похвальное решение. Оказалось, поспешили, если судить по событиям, которые последовали с февраля 2005 года.

Именно в это время в пярнуской горуправе начинается новый рывок борьбы за власть: мэру Вяйно Халликмяги собираются объявить недоверие и снять с поста (что в апреле и было сделано). 2 февраля хозяйственный отдел представил на подпись нотариусу договор, которым в Совете церкви даже не видели. Как оказалось, в этом документе опять были проставлены неправильные данные – все те же 7,2 кв. метра . Ильмар Вихманн неоднократно ходил к чиновникам и, прежде всего, к заведующей службой городской недвижимости Карин Пяэрманн, чтобы откорректировать данные на основании измерений, сделанных в 2003 году. При устном обращении Вихманн получил прямой отказ, а на повторное, письменное, – ему вовсе не соизволили ответить. 21 апреля 2005 года при очередной встрече с Пяэрманн   Вихманн снова услышал, что об исправлении не может быть и речи, а «если до 23 мая договор не подпишете, можете вообще лишиться этой недвижимости».

После такого ответа настоятель церкви Николай Головастиков в тот же день послал письмо в Департамент охраны памятников старины. И, тем не менее, через месяц из строительного регистра пришел план территории, не согласованный с Департаментом охраны памятников старины, на котором злосчастная граница проходит перед объектом ЕК №51 – жилым строением церкви. И это в то время, когда в правительственном постановлении №126 (устав охранной зоны старого города в Пярну) сказано: «В охранной зоне запрещено самопроизвольно изменять границы исторических грунтов» («Рийгитеатая», ст. 472, стр. 1226).

18 августа Совет церкви направил просьбу в Земельный департамент о проведении экспертной оценки измерений. Через три месяца получили ответ: все границы в соответствии с первоначальными документами.

Однако война продолжается и по сегодняшний день. И если раньше из городского бюджета церковь хотя бы иногда получала материальную поддержку для оплаты коммунальных услуг, то за последний год отношение к церкви настолько изменилось, что о помощи и мечтать не приходится. Все, что удается сделать сегодня в храме – заслуга прихожан и спонсоров, на средства которых, кстати, был сделан внутренний ремонт здания.

Церковная утварь, которая была подарена храму главой компании РЖД, нашим земляком Владимиром Якуниным во время его визита в Пярну

Ильмар Вихманн продолжает обходить инстанции со спокойствием и терпением, как и подобает добропорядочному христианину.

– Мне посоветовали обратиться к вице-мэру Марту Аллику, характеризуя его как человека порядочного и понимающего, который, находясь на своем посту, поможет нам решить, наконец, проблему, – рассказывает Вихманн. – Я записался на прием и пришел в назначенное время. Однако встретил Аллику на крыльце здания горуправы: он собирался уходить. Слова, которые он произнес, меня просто шокировали: «Я не выношу русскую церковь. Слава богу, в моей семье нет православных, и я уверен, что их никогда не будет».

Понятно, что после этого надежды на помощь этого вице-мэра не стало. Однако и другие заместители городского головы не захотели на эту тему даже разговаривать. Ситуация зашла в тупик.

О своей встрече с Мартом Аллику Вихманн написал в газету «Пярну Постимеэс». Комментарии к опубликованному письму невольно приводят к мысли, что слова вице-мэра можно рассматривать как разжигание розни по религиозному (и даже по национальному) признаку. А ведь в Конституции ЭР (ст. 12) по этому поводу ясно сказано: «Разжигание национальной, расовой, религиозной или политической ненависти, насилия и дискриминации запрещается и карается по закону».

Суть-то в том, чтобы сохранить в Пярну архитектурный памятник мирового значения, каким может похвастаться не каждый город Европы. Правда, если религия власть имущих сводится к обожествлению «золотого тельца», то о сохранении духовных ценностей говорить с ними, вероятно, бесполезно.

Татьяна ИЛЬИНА

28.04.2006

Комментарии читателей

vasilissa 10.01.2007 17:46

kuda katitsa Estonija!!!!!
2 02.05.2006 21:50

опять просто наезды

А кто-то хоть раз пробовал так вот в лицо - сказать, а не в инете.

Или бороться за сохранение храма.

Легко болтать скрываясь за цифрой.

Вы пойдите и ему скажите. Или на площади во время праздника, или другого собрания.
1 02.05.2006 19:52

MART ALLIK LOH !!!
для дракошки 01.05.2006 20:19

Март Аллику никогда не был мэром города. "Вице" - означает "заместитель", но и оттуда это чмо надо гнать поганой метлой.
DPAKOWKA 01.05.2006 18:36

Отвратительно, что такой человек был когда-то мэром города.
S. 01.05.2006 12:04

MART ALLIK - CHMO!!!

«Я не выношу русскую церковь. Слава богу, в моей семье нет православных, и я уверен, что их никогда не будет»-DA ZA TAKOJ BAZAR ETOGO MARTA ALLIKA NADO PO POLNOJ ....

Ваши комментарии

*Ваше имя:

Email:

Заголовок сообщения:

*Текст сообщения:

Курсы валют

EUR 15.6466

USD 12.9632

RUR 0.45994

Погода

Rambler's Top100