Архив

Март

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Апрель

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30          

Актуальное интервью

Мы стоим спиной к реке

Отдел городского хозяйства часто винят в бездеятельности. О том, чем он сегодня занимается, наш корреспондент Калью ХООК беседует с новым заведующим отделом Олавом АВАРСАЛУ

– Господин Аварсалу, скажите несколько слов о себе. Вы родом из Пярну?

– Нет, я родился и вырос в Синди. Там и учился, в средней школе. Мама была текстильщицей. Сейчас она трудится в Пярнуской больнице: ухаживает за больными, ее по должности санитаркой не называют. Папа умер, когда мне было 4 года. Нас с сестрой мама вырастила одна. Окончил школу и пошел в Оперативный полк внутренней обороны. На срочную службу. А до этого успел немного поработать.

Полк этот должен был обеспечивать охрану государственных учреждений, важных государственных деятелей (даже Президента) и обеспечивать безопасность во время массовых мероприятий. Потом полк распустили, его функции сегодня выполняют другие службы.

– Ну, а на ту пору самое "сладкое" время для поступления в вуз миновало...

– Для кого как. Для меня не миновало. Я еще раз на короткое время устроился на работу, а затем поступил в Тартуский университет, на биолого-географический факультет.

– С этого факультета такие умные специалисты выходят! Взять хотя бы Хардо Аасмяэ – бывшего таллиннского мэра, политика очень высокой культуры, большого эрудита. Или Рийну Мююрсепп – и Пярнуский колледж учредила, и вице-мэром у нас была, а теперь всем уездным профтехобразованием руководит. Что Вы на это скажете?

– В Тартуском университете географы получают очень разностороннее образование. Нас не зря называли „разбросанным” факультетом. Фактически нас учили четыре университетских института: мы глубоко изучали   биологию, географию, физику, химию, также право и экономику, а этим занимались отдельные институты.

Имею честь быть среди выпускников нашего факультета, впервые окончивших университет по специальности "технология окружающей среды". По этой специальности давалось особенно много самых разнообразных знаний, чтобы специалист сумел найти корни экологических проблем. Эти проблемы иногда являются следствием самых невероятных проявлений человеческой деятельности.

– В Старом городе я нередко видел Вас пристально глядевшим куда-то выше вторых этажей. Но только когда Вы в декабре стали заведующим горотделом, я узнал Ваше имя – Олав Аварсалу. Кстати, что Вы там, на вторых этажах, высматривали?

– Искал проблемы, чем заняться... Шучу,конечно.

– Спасибо за шутку. Ею Вы построили мостик от личного к официальному. Говорят, будто у вашего отдела столько проблем, что их невозможно пересчитать...

– Да, у отдела городского хозяйства проблем – конца и краю нет! Распределение труда в отделе было построено так, что каждый чиновник решал свои проблемы в своем уголке, и остальные о тех проблемах и решениях мало что знали.

– Вам дали время войти в роль начальника, построить свою систему работы?

– Пока нет. Мое продвижение на пост заведующего пришлось на самое неподходящее для этого время. Был конец года, надо было подводить итоги, свести дебет-кредит по всем финансовым и подрядным делам. Говоря военным языком, учиться стрелять было некогда, надо было воевать.  

– Значит, Вы считаете одной из проблем работы отдела организацию труда... Не намек ли это на то, что Вы организуете работу иначе?

– Планы есть. Хочу ввести принцип кооперации: хотя каждый из коллег действительно специалист в своей области, нужно скооперироваться, чтобы сообща находить лучшие решения. Кроме того, за всех коллег и за ход всей работы отдела отвечаю я. Соответственно, я должен быть очень хорошо и оперативно информирован обо всем, что происходит в отделе.

– Отчего же такое множество обязанностей у вашего отдела? На встречах горуправы с жителями, например, что ни вопрос, то к вашему ведомству!

– В городе систематически появляются новые конкретные проблемы, на которые специалистов в горуправе не „запасли”. Что делать? Так уж получилось, что такие вопросы поручаются отделу городского хозяйства, и нам приходится их решать.

– В такой ситуации вы непроизвольно становитесь систематизаторами и выделяете самые серьезные, самые неотложные проблемы. Какова сегодня проблема номер один?

– Самая актуальная – состояние улиц и дорог. Вместо того, чтобы сделать мало, но хорошо приходится делать много... Все это с каждым годом все больше сказывается.

Начнут машины ломать обода или глушители – мы сможем сделать одно из двух: либо закрыть улицу для автомобильног движения, либо „законопатить” опасные колдобины гравием или щебенкой, которую колеса машин «выгребут» очень быстро.

Самое печальное, если в старину слезам не верила Москва, то сегодня не верит и Евросоюз. Ремонт муниципальных дорог Евросоюз не финансирует.

– Наши налоги уходят в неизвестность, а в Европе более 70 процентов остаются в бюджетах местных органов самоуправления. У нас в горуправе год назад пришли в восторг, что получили от подоходных налогов его жителей на 0,2 процента больше.! Признайтесь, не в деньгах ли дело?

– Вынужден с вами согласиться. Мы говорили о строительстве дорог, и на этом поприще нехватка денег играет роковую роль. На те деньги, что удается выделить на ремонт улиц и дорог, мы не в состоянии успеть за их амортизацией.

– Но государство ведь получает „дорожные” деньги из европейских структурных фондов. Неужели оно не делится ими с муниципалитетами?

– Нет. Делится доходами с акциза. Мы – город Пярну – получили в последний раз 6 миллионов. А ремонт только участка Рижского шоссе в прошлом году обошелся в 18 миллионов крон, а предстоящий ремонт этой магистрали будет стоить 20 миллионов, не меньше.

– Вернемся к общему кругу проблем. Какая из них вторая по важности?

– Проблема воды и канализации. Живем в 21-м веке, а в городе есть места, где людям недоступна чистая вода, не говоря уже об отводе использованной. А ведь мы должны думать и о том, какой вред мы наносим человеческому здоровью и окружающей среде, потребляя все больше загрязняющуюся воду и добавляя в почву все больше жидкой грязи.

– А мне казалось, что вода у нас стала чище. Еще лет 30 назад из кранов текла солоноватая вода...

– Сегодня жалоб на плохой вкус пярнуской воды не поступает. Дело в том, что тогда пярнускую воду добывали здесь же, из верхних слоев грунтовых вод. А там она, действительно, могла смешаться и с морской водой – конечно, в малой мере. Сегодня мы получаем воду из глубинных слоев грунтовых вод, куда она поступает с Пандивереской возвышенности. По пути она проходит, к тому же, фильтрование и очистку в Рейю. Но в системе водоснабжения и канализации у нас нет вариантов, допускающих повторное пользование водой. Чистая вода идет, как по веткам елочки – все больше рассеиваясь по потребителям. А по канализационным трассам та же вода просто уходит в море. Или идет через отстойники загрязнять верхние слои грунта. Воду надо пустить по кругу.

Рано или поздно мы должны вводить повторное пользование водой. Тогда и наши потомки не будут страдать от жажды.

– Город-курорт должен утопать в зелени. О том, чтобы он был в зелени и цветах, тоже должен заботиться ваш отдел. Посаженные одновременно деревья одновременно и состарятся. И придет пора их все сразу спилить.

Ваш отдел готов к такой акции?

– Мы прикладываем все силы к тому, чтобы названную акцию отодвинуть как можно дальше. Мы боремся за наши старые деревья. К этому нас принуждает суровая реальность. Вы думаете, что достаточно спилить старые деревья и посадить на их месте саженцы, как через 10 лет у нас снова будут зеленые парки?

К сожалению, нет. Коррозия окружающей среды достигла уровня, при котором новые деревья уже никогда не вырастут такими же великанами, как нынешние красавцы парков: слишком загрязнен воздух. Деревьям стало тесно, многие из них почти до самого основания окружены асфальтом... Новый городской парк может получиться лишь похожим на «полутундру».

– На берегу реки Пярну еще есть достаточно места, чтобы посадить парки, если, конечно, земля там не распродана...  

– Приватизированна. И нет, видимо, меж хозяев согласия, чтобы сделать что-то украшающее город и берега его реки. Поэтому город по сегодняшний день стоит, образно выражаясь, спиной к реке. В других странах все лучшее выставлено к реке лицом, а у нас еще с давнего времени река упорно считается задворками, кое-где превратившимися в настоящую свалку.

– Почему бы городу не взяться за укрепление и обустройство берегов?

– Сегодня самое дорогое – это гидросооружения. У нас готов, например, проект наведения нормальных современных береговых укреплений речки Сауги по правой ее стороне от пешеходного моста до моста Сийму. Это вертикальные сваи, к ним горизонтальные трубы и углубление реки с навалом грунта за эту ограду.

И во сколько, думаете, обойдется претворение этого проекта в жизнь? От 50 до 80 миллионов крон.

– Вы оптимист или пессимист?

– Реалист. Но мечтатель. Уверен, что речная набережная в Пярну рано или поздно будет такой же красивой, как в западных городах. И думаю, у нас когда-нибудь тоже появятся «речные жители», имеющие прямо на воде дом, который соединен с берегом только двумя «артериями» – водопроводом и электрокабелем.

Беседовал Калью ХООК

21.04.2006

Комментарии читателей

Ваши комментарии

*Ваше имя:

Email:

Заголовок сообщения:

*Текст сообщения:

Курсы валют

EUR 15.6466

USD 12.9632

RUR 0.45994

Погода

Rambler's Top100